Alzar47943908

Categories:

С Днем Победы

Михаил Веллер С Днем Победы

С Днем Победы всех! Первый вопрос, который, естественно, задается – это вечно, это каждый год: «Почему Европа, Запад празднует 8-го, а мы здесь празднуем 9-го?» И очень просто, хорошо бы когда-нибудь написать такую памятнику всем, везде и навсегда. 7 мая 1945 года во Франции, в городе Реймсе была подписана безоговорочная капитуляция гитлеровской Германией перед союзниками, перед антигитлеровской коалиции во Второй мировой войне, где присутствовал генерал Смит как представитель американских войск, Эйзенхауэр как командующий всей группировкой западных союзников на европейском театре, генерал Суслопаров от Советского Союза как представитель ставки Верховного главнокомандования при штабе союзников. С немецкой стороны это подписал Йодль.

Но, поскольку Суслопаров отправил в ставку срочную депешу, что вот надо подписывать, достигнута договоренность – что делать? А подписывать надо было в половине третьего в 2-30 по, соответственно, западноевропейскому времени. Ответа он не получил, и подписал. Но как человек прошедший школу, вставил примечание, что по желанию одного из союзников этот акт о капитуляции Германии подписанный, он может быть дополнен или как-то повторен, и так далее – то подписали. Жалко, что ли?

Таким образом, когда Сталину стало известно, что так вот поступили, было сделано указание: больше торжественности, больше основательности, чтобы было как надо. А по этому, которое было подписано в 2 часа 40 минут в городе Реймсе 7 мая, капитуляция, прекращение стрельбы начиналось с 23-00 по тому же времени 8 мая, в 23-01 вечера – всё, война в Европе кончена.

До этого окончания, до 23-01 8 мая здесь уже, в Берлине в 22-43 – успели за 7 минут до 23-х – был вторично, в более торжественной обстановке подписан акт повторной капитуляции — иногда его называют ратификацией – всеми сторонами акта о безоговорочной капитуляции Германии, где уже подписывал с германской стороны Кейтель, с советской стороны – Жуков, а со стороны союзников – американцы, англичане, француз также был как свидетель этого всего; он тогда еще был, скажем так, не то, чтобы стопроцентный победитель, не то чтобы нет, но, когда вошедший Кейтель увидел за столом сидящего представителя французов генерала де Тесеньи, он произнес историческую фразу с невыразимым презрением: «Как, и эти тоже!?» — имея в виду, что какие же французы победители. А также маршал авиации Теддер и генерал Спаатс – от союзников. Вот в 22-43 это было подписано.

Но это там было 22-43, а в Москве было 00-43, уже 9 мая. Однако, понимаете ли, Европа уже начала праздновать, потому что 8-го всем стало известно, что все подписано, в 11 часов должен быть последний выстрел. Ну хотя последний никогда не бывает по расписанию, потому что еще несколько недель бродили недобитые банды, отряды там, сям… Кроме того вся Пражская операция была еще впереди, это было после этого подписания. Но, так или иначе, у них получилось поэтому 8-го, а у нас получилось 9-го. Вот это момент первый.

Вопрос второй, который всегда задается, и, честно говоря, этот вопрос еще в школе задавали мы себе: Для чего нужно было штурмовать Рейхстаг, если можно было оставить от него ровный слой мелкого щебня? Как бы военные и технические возможности позволяли. То есть проще всего освободившуюся авиацию… квадрат 400 на 400, чтобы не промахнуться, в центре которого находился Рейхстаг, превращался в лунный пейзаж, в ровный ковер пыли.

Товарищ Сталин очень правильно думал по части социальной психологии, по части психологии управления массами, по части создания символов и ритуалов. В общем-то, Рейхстаг, после того, как власти в Германии национал-социалисты, после того, как был известный процесс о поджоге Рейхстага голландским коммунистом сумасшедшим Ван дер Люббе, этот Рейхстаг особенно как-то нигде не фигурировал и роли никакой ни в войне, не в управлении Германией не играл. Но должен был быть символ, на который нужно водрузить государственный флаг страны-победительницы Вот поэтому Рейхстаг велено было штурмовать и, более-менее, от него сохранить что-то. Иначе бы он и не сохранился. Вот поэтому был водружен флаг над Рейхстагом.

И здесь обычная история, многократно описанная и многократно ее повторяли. Понимаете, в жизни никогда не бывает так, как в истории. В истории никогда не записывается так, как в жизни.

Еще в школе опять же у нас у всех в далекие советские, да еще хрущевские времена, еще Никиту Сергеевича не свергли, вызывало сомнение то, что, как писал – я сейчас не помню, Михалков или не Михалков – ну, короче, «русский сын и сын грузина»: один солдат был русский, представитель главного народа, великого русского, а другой солдат был грузин. Ну, потому что товарищ Сталин все-таки ну… грузин, ну… Джугашвили – первоначальная, так сказать, «девичья» фамилия. Вы знаете, ну в общем, так оно, конечно, и было.

В наше время давно опубликованы книги о том, как каждой дивизии выдавалось свое Зная Победы, о том, как в каждом батальоне готовили эти знамена из всего красного, что могли найти, то есть из чехлов немецких перин, наволочек и прочего. Ну и, получается, что не то чтобы совсем Егоров и Кантария, хотя они оказались нормальные скромные люди: им сказали – они поднялись, водрузили. Всё это были разведчики капитана Сорокина. Фамилии их сейчас давно известны… В общем, неважно, кто водрузил на самом деле, обидно просто, что те ребята, которые реально были первыми, не получили все Героя Советского Союза. Эта история описана, сейчас нет смысла останавливаться на том, кто такой полковник Зинченко, что описано в книге Бешанова, где подробно это есть. В «1945-м…» Владимира Бешанова вся история водружения Знамени Победы на Рейхстаге.

Но водрузили. Как часто бывает, ложатся одни, а награждают других, но жизнь, понимаете… Что ж тут сделаешь. К всему это был страшный совершенно четырехлетний путь.

И следующий вопрос о том, что встречаются последние год-два такие отзывы, что по принципу «ну нельзя же так, что от звона фанфар ломит уши, и что праздновать надо немного скромнее». Уже вчера прошла информация, что на сайте, помнится, «Массовки.ру» набираются люди для того, чтобы нести в акции «Бессмертный полк» фотографии погибших солдат, офицеров, причем платят по 800 рублей, а красивым и одухотворенным лицам платят по тысяче, потому что на них на пару секунд камера будет задерживаться отдельно и подаваться будет крупным планом. Но это сутки всюду повисело, и как-то исчезло.

Понимаете, чиновник способен уничтожить всё, что чиновник со временем успешно и делает. Я помню прекрасно как 1969 году праздновалось во всех вузах Советского Союза 10-летие движения ССО – студенческих строительных отрядов. Я тогда учился на 3-м курсе, и было у нас за плечами по две дальние стройки: работали мы на Мангышлаке, работали мы в Норильске. И все это вдруг в 69-м году резко, к десятилетию оказалось забюрократизировано. Потому что ехали только те, кто хотел. Все это движение возникло снизу. Несколько серьезных московских элитных вузов решили летом ехать – 59-й год первый – для того, чтобы в свое свободное законное время, на свои летние каникулы что-то строить для страны. Вот не для того, чтобы деньги заработать – деньги можно шабашкой заработать больше – а для того, чтобы всем вместе строить коммунизм, потому что в 59-м году вера в коммунизм у интеллигенции была возрождена на сколько-то лет совершенно искренняя. И вот все это дело пустили на разнарядку, на обязаловку.

Больше я уже никогда не занимался комсомольской работой. Всё это кончилось. В 14 лет я вступил в комсомол – в 21 год со строгим выговором с предупреждением с занесением в учетную карточку я свои комсомольские подвиги закончил. И вот это происходило – за что ни возьмись! Я помню, как в 57-м году праздновалось 40-летие советской власти, и все думали: Вот когда будет 50 лет – вот ничего себе будет праздник! А 57-й год, знаете, после 20-го съезда какие-то надежды, какие-то свободы, перспективы… И вот 67-й год: не верит уже никто ни во что, издеваются над всем, анекдоты про революцию, про Гражданскую войну; с трибун говорят одно, спускаясь с трибун, друг другу говорят другое. Вот такого оно всё могут замусолить. Так могут замусолить, простите великодушно, и с Днем Победы.

Вчера был парад. То есть называется это: генеральная репетиция. Но по всему прохождению, а также по количеству, расположению зрителей на трибунах у Кремля все это, в общем, не отличается от парада. С одной стороны, наверное, хорошо, потому что потренировались, отрепетировали, и люди могли посмотреть. С другой стороны, парад – это все-таки однократное действие. Учитывая то, сколько денег у нас кладется неизвестно на что, могли бы, допустим, на полигоне Кантемировской дивизии выложить брусчаткой поле совершенно равное по очертаниям, по площади Красной площади, к нему – подход, и за ним — Васильевский спуск. И вот на этой площадке отрабатывать парады, чтобы показать их один раз. Я могу быть неправ, это, может быть мое совершенно личное мнение.

Приходится слышать от людей, в общем, молодых – 20-летних, 30-летних – что подобное отношение к Победе было всегда, что Победа всегда была главной духовной скрепой советского народа, ну… российского. Вы знаете, молодежь уже не знает, что это, разумеется, не так; что главным праздником был тот, память о котором сейчас у молодых поколений уже стерта. Это было 7 ноября – День Октябрьской революции, создание первого в мире справедливого государства социалистического, которое будет строить коммунизм, рабочих и крестьян и никак иначе – вот это был главный праздник.

Смена праздников во много объясняет значение празднования Дня Победы. Как это значение поднялось последние годы? Видите ли, 7 ноября отменили и больше его нет. Далее. Почему после войны достаточно скромно отмечалось 9 мая? То есть в гарнизонах товарищи офицеры вечером собирались… днем проходило торжественное, оно же торжественное заседание; вечером Левитан читал указ – от которого, когда я услышал первый раз в возрасте пяти лет (одного меня дома оставили), я чуть в обморок не упал от ужаса – этим голосом, в котором звучит падение миров, объявлялось, что «работают все радиостанции Советского Союза…» и так далее. И салют в столице нашей Родины городе-герое Москва городах-Героях: Ленинграде, Сталинграде, Севастополе, Одессе – четыре.

Видите ли, народ еще хорошо помнил (и Сталин хорошо помнил) ужас 41-го года. 41-й год был большей катастрофой, чем простые люди могли себе представить. В 41-м году были порушены с самого начала, с 22 июня – июль 41-го, август страшный 41-го – все довоенные планы советского командования. Читайте мемуары: «Враг навязывал нам свою волю, ломая наши предвоенные планы…». Какие предвоенные планы? Совершенно открыто: «Малой кровью, на чужой территории». Большой кровью на своей территории – это был страшнейший разгром. Эти слова никогда не употреблялись, но по сути, ведь это был страшнейший разгром.

42-й год был так же годом чрезвычайно тяжелым, когда немцы дошли до Волги, до Сталинграда, до Кавказа. После этого народ изнемогший в этой борьбе, обескровленный, дошел еще до Берлина, водрузил еще знамя на Рейхстаге, установил еще наши режимы, посадив дружественных нам и зависимых от нас людей в страны Восточной Европы, которые стали «странами народной демократии». Но все это была не та война, о которой когда-то мечтали, когда снимали фильмы «Если завтра война», понимаете, какая история… Товарищ Сталин полагал, что нет основания для такой гигантской помпы, потому что все-таки мир остался империалистическим, капиталистическим в основном. А как же мировая революция, на которую была положена вся жизнь партийных ветеранов всего этого поколения, вы понимаете?

А потом, когда в 65-м году к 20-летию Победы впервые это сделали выходным днем, впервые в 65-м году к 20-летию Победы провели парад 9 мая — почему это, собственно, было? Видите ли, потому что 1 мая сносилось, потому что международный день солидарности трудящихся, он как-то превратился в нечто казенное, потому что больше никто особо не верил в эту международную солидарность трудящихся. Ну, конечно, был «железный занавес», за границу никого не пускали, и к нам практически никто не ездил. Мы читали сообщения, как там коммунистическая партия Соединенных Штатов, коммунистическая партия Франции и Англии… Но в общем, все эти ребята жили на наши деньги и роль играли весьма небольшую в 50-е, 60-е годы. То есть ходили, конечно, на демонстрацию, проводились по традиции парады первомайские – на 7 ноября и 1 мая – два раза в год. Но все это было уже малоинтересно, и постепенно значение 1 мая стало чуть-чуть постепенно перетекать в 9 мая.

Но потом, после 92-го все стало совсем иначе. Потому что, какие праздники были в советское время? Было два полномасштабных и три – еще как-то… То есть 7 ноября – день создания первого государства, понимаете, это 1 мая, еще было 9 мая, еще было 8 марта, еще было 23 февраля, еще было – так, между прочим 5 декабря – День Конституции. Ну то есть после 20-го съезда он не назывался День сталинской Конституции, но День конституции все-таки остался.

Вот вам никакого Дня Конституции, 23 февраля – День Красной Армии, День Советской Армии, день Российской Армии, День защитника Отечества. Все эти позорища каждый второй год: то линкор «Миссури» приветствует с Днем защитника Отечества, то танк, понимаете ли, Т-6 «Тигр» приветствует с Днем защитника… Как-то оно все немного сносилось.

А где же главная скрепа, если нет 7 ноября? 7 ноября был главный государствообразующий праздник – и он исчез. А где же главный образующий праздник? Ну вот, получается, главный единый — это только 9 мая. И вся мощь ритуала перешла на 9 мая. И то, что было когда-то 1 Мая – ныне совершенно номинальное, считайте, что его нету. Пасха – это немного другое, религия, а как же все-таки государственный праздник? Не только русский православный… Вот получилось это самое 9 мая.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic